Брянщине не хватает фруктов и ягод

1

По потреблению фруктов и ягод на душу населения Брянщина значится в конце среди регионов Центрального федерального округа. Изменит ли ситуацию участие области в программах развития плодоводства?

МЕЧТА КАЗАКОВА

Между тем, возможности региона нисколько не уступают окружающим областям. А с учетом крупной научной базы в Кокине, где располагается Брянский сельхозуниверситет, до недавнего времени академия, значительно превосходят. Недавно ушедший из жизни Иван Васильевич Казаков был, без преувеличения сказать, выдающимся генетиком с мировым именем. В его кабинете в Брянской сельскохозяйственной академии, где он заведовал кафедрой и одновременно руководил опорным пунктом Всероссийского института садоводства, и в лучшие, и в худшие времена над столом висели не портреты сменяющих друг друга членов Политбюро, а портрет Сергея Ивановича Вавилова. Точности ради надо сказать, что неподалеку висел еще портрет Сергея Есенина. То была дань необыкновенному поэтическому складу хозяина, который всю жизнь писал стихи – и вполне замечательные.

Но главной страстью Казакова была, конечно, малина. За многие десятилетия селекционной работы он вывел более 30 сортов этой ягоды, включенных в Государственный реестр селекционных достижений. Отечественные сорта ремонтантного типа – Метеор, Пересвет, Геракл, Золотые купола и другие – способны приносить урожай до 15-18 т с гектара (!) и не имеют аналогов в мировой практике. Вес одной ягодки достигает 10 г. Некоторые из сортов предназначены для машинной уборки. Доктор сельскохозяйственных наук, академик заслуженный деятель науки России, лауреат Золотой медали им. И. В. Мичурина, Казаков имел основания быть довольным всем, кроме одного: в потреблении фруктов и овощей Россия продолжала заметно отставать от развитых стран. Он мечтал, чтобы его малина с опытных участков перекочевала на широкие плантации. Чтобы фрукты, ягоды – а в поле его научных изысканий были и яблоки, и груши (совместно с другим замечательным кокинским селекционером Владимиром Высоцким) – заняли, наконец, достойное место в меню соотечественников.

Иван Васильевич не изменял ни своим убеждениям, ни тем более своей профессии. Но в широком масштабе волновавшая его проблема так и не получила развития. Россия продолжает отставать от развитых стран Европы и Америки по потреблению фруктов и ягод на душу населения: до нормы надо бы увеличить раза в два. А Брянская область, некогда утопавшая в садах, все больше склоняется к недешевому импорту и отстает от среднероссийских показателей.

Обратимся к статистике. В 2014 году потребление ягод и фруктов составляло в Российской Федерации 64 кг на душу населения. В Центральном федеральном округе – 66 кг. В Брянской области – 52 кг. И это самый низкий показатель в округе, который связывает нас только с Ярославской областью.

Тенденция остается неизменной, по крайней мере, на протяжении пяти последних лет. Обращаясь к собственному «базарному» опыту, добавлю, что минувшим летом рынок был почему-то завален не брянской, а орловской вишней, цена на которую не опускалась ниже 100 рублей за килограмм. А стакан малины с брянских огородов стоил и того дороже. Еще бы: малина, вопреки мечтаниям Казакова, так и не вышла на широкие плантации. Самое крупное фермерское хозяйство Дмитрия Сычева в Брянском районе, возделывающее ценную ягоду, насколько известно, выращивает ее на 2,5 гектарах. С полгектара возделывают в Почепском районе. Чуть больше – в Карачевском…

3

А на Украине, под Полтавщиной, брянский Геракл разместился на 40 гектарах, свидетельствует ученик Казакова и его соавтор по многим сортам малины, доктор сельскохозяйственных наук Брянского аграрного университета, Сергей Николаевич Евдокименко. Сорт Евразия, перевалил за Урал. Москву и Питер снабжают белорусы, увозящие рассаду из Кокина.

Что же мешает нашим фермерам развивать хозяйства? Почему знаменитые стародубские вишни прогнулись под орловскими?

ПРОБЛЕМЫ – ЗА ПРЕДЕЛАМИ ВУЗА

Ректор аграрного университета Николай Максимович Белоус и проректор Владимир Ефимович Ториков не пожалели времени и сил, чтобы познакомить со стремительно развивающейся научной базой плодоводства.2

Лаборатория биотехнологий, питомники, даже небольшой цех переработки, где студенты по заказу орловчан перерабатывают малину и смородину, овладевая навыками пищевого производства, — сегодня нет проблем с посадочным материалом, с освоением современных технологий обустройства ягодников. Проблемы развития кроются явно за пределами вуза.

— В этом году, — рассказывает брянский фермер Дмитрий Сычев, — лето было очень благоприятное. Мы получили урожай, какого и не ожидали: собрали шесть тонн ягод! Перекупщики брали с руками. Еще бы: если у нас они закупали по оптовой цене 250 рублей за килограмм, у них она без больших затрат сразу удваивается. А если учесть, что «не кондицию» мы вынуждены сбывать им по бросовым ценам, легко представить себе, какую выгоду они извлекают. Мы очень хотим и можем расширить плантации – хотя бы до 15 гектаров. Кстати среди наших сортов есть и малина Поклон Казакову. Но нужен «глоток воздуха». Если бы нас поддержали финансово хотя бы на один год, хозяйство ведь совсем молодое, мы бы спокойно увеличили и производство малины, и даже попробовали ее сортировку, переработку. В прошлом году надеялись на обещанную субсидию, отвели под будущий цех 230 кв. метров. Но денег не нашлось. Купить свой магазин не рассчитываем, нет таких средств. Но занять место хотя бы на мини-рынках могли бы.

Дмитрий Сычев добавляет, что пока мы «раскачиваемся», рынок заполняется импортной продукцией, не идущей ни в какое сравнение с нашими ягодами. Так, тульские переработчики отказываются от брянской малины, предпочитая польскую, прошедшую заморозку, содержащую красители и прочие «радости».

Похожие проблемы одолевают и других садоводов.

Николаю Белоусу недавно довелось побывать в Сербии. Маленькая страна, еще не залечившая окончательно раны войны и распада некогда цветущей Югославии, стала одним из крупнейших производителей малины в Европе. В фермерском хозяйстве, где выращивают ягоды, рассказывает Николай Максимович, отлажен весь процесс от сбора ягод до упаковки в контейнеры. Сортировка, мытье, мгновенная заморозка, не влияющая на качество продукции, — все возложено на автоматику. Хозяйства у сербов тоже небольшие, 2-5 гектаров. Но у них отлажены не только автоматические линии в фермерских хозяйствах – отлажен механизм рыночных отношений. В Кокине несколько лет назад известным в области ученым и фермером Виктором Ожерельевым, которого связывало с Казаковым тесное сотрудничество, был создан комбайн для машинной уборки малины. К сожалению, дальше опытного образца дело не пошло. Не было востребованности. Приоритеты развития должны быть четче определены в принимаемых аграрных программах и подкреплены финансовой, организационной поддержкой, считает депутат Областной думы Николай Белоус. С этой целью, говорит он, Комитет по аграрной политике Областной думы инициировал региональную программу развития плодово-ягодных культур. Она разрабатывается совместно с правительством области.

СТРОИТЬ – НЕ ЛОМАТЬ

Председатель аграрного комитета Областной думы Валентин Владимирович Суббот сам прошел школу фермерства, и, надо сказать, с большим успехом. Преодолевал последствия развала сельских хозяйств. В одном только Стародубском районе, напоминает он, было 600 га садов. Они большей частью заросли и выродились. Был перерабатывающий завод, выпускавший натуральные соки, значительно превосходящие по качеству «восстановленные» и закупоренные в тетрапаки. Да что говорить о Стародубе – перерабатывающие предприятия были в каждом райцентре. Их отсутствие сегодня – одна из главных причин, сдерживающих производство плодов и ягод. Явно недостает хранилищ. Получается так, что все выращенное надо успеть съесть немедленно. Или с помощью посредников вывезти на рынки в большие города, уводя тем самым деньги из региона и резко сокращая прибыль местных производителей.

Несколько месяцев назад мы разговаривали с Виктором Владимировичем Коршуновым, руководителем предприятия «Десна» Выгоничского района. Это один из самых опытных руководителей в области. И у него, наверное, самое крупное хозяйство, где, помимо яблок, выращивают грушу, смородину, алычу, черешню…. «Ахиллесова пята» Коршунова – отсутствие надлежащих хранилищ. Мне приходилось не раз бывать в его хозяйстве и видеть «ангар» для хранения яблок, который был выстроен еще в советские времена. Коршунов вынужден сбывать урожай перекупщикам по заниженным ценам, которые после этого сразу взлетают до небес. О какой конкуренции с импортной продукцией в этих условиях может идти речь? Говорят, что в Белоруссии осенью придерживается импорт яблок, пока не будет пристроен свой урожай. Только транзит, который, по-видимому, идет как раз в нашу сторону.

Не берусь утверждать, что именно такие меры поддержки нужны сельскому хозяйству. Но факт тот, что на строительство новых хранилищ, не говоря уже о переработке, Коршунов ищет средства вот уже несколько лет. А тем временем крупнейшие российские заводы по производству соков довольствуются дешевым концентратом, который закупают в Китае. Чем не повторение уже сказанного про малину?

Есть еще одна проблема, которая не раз озвучена фермерами: рынки. Выход на них облегчается раз в году, в дни праздников осеннего урожая, когда производители в массовом порядке выезжают на улицы и площади областного центра. Зимой на улицах не развернешься. Арендовать помещения или строить свои у них не хватает возможностей. Может быть, пора вспомнить о магазине «Брянские товары» на походах к Центральному рынку, где доступ для местных производителей был облегчен и щадящей арендной платой и другими поощрениями?

По данным департамента сельского хозяйства, озвученным директором Борисом Ивановичем Грибановым, на поддержку плодоводства в прошлом году было выделено 3,9 млн. рублей – большей частью из федерального бюджета. В этом году предусматриваются 2,5 млн. Конечно, это мизер, которого разве что хватило бы Коршунову на строительство нового хранилища яблок. Невольно вспомнишь про миллиарды, выделявшиеся еще недавно на вымышленные затеи с агрогородками и могучим хлебозаводом. Просчеты стратегического характера явно налицо.

Тем не менее, сам факт разработки собственной, региональной, программы развития плодово-ягодных хозяйств внушает определенные надежды. Может быть, на месте станет виднее, как распределить скромные средства и чем помочь фермеру, который хочет и способен развивать свое производство.

То обстоятельство, что спрос на фрукты и ягоды в ближайшие годы будет только расти, — ни у кого никакого сомнения не вызывает. Как и то, что отрасль способна принести региону выгоду. Дело за малым – показать способность извлечь эту выгоду.

Евгения ЧАЛИЯН.

comments powered by HyperComments
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Яндекс.Метрика