Как сказалась радиация на людях, попавших в Чернобыльскую зону

О том, насколько страшна радиация через 28 лет после Чернобыля, и чего на самом деле стоит опасаться рассказал «Русской планете» кандидат медицинских наук, заслуженный врач РФ, заведующий отделением дозиметрических и цитогенетических исследований Брянского клинико-диагностического центра Николай Ривкинд.

– Какие последствия ожидали людей сразу после аварии?

– Одно из самых трагичных последствий того, что произошло в 1986 году, — рак щитовидной железы у детей и взрослых. Наша область, от природы бедная йодом, недостаток которого приводит к патологии щитовидной железы, получила плюс ко всему облако с двумя миллионами кюри радиоактивного йода, которое накрыло почти всю Брянщину в апреле 86-го и «накормило» голодные железы. Щитовидной железе все равно, какой йод поглощать: радиоактивный или нет. Это и вызвало раки щитовидной железы.

 – А сейчас такая опасность существует?

– Нет, период полураспада  радиоактивного йода всего 8,5 суток. Поэтому  практически за 3 месяца на территории Брянской области его вообще не осталось.

– Обследования жителей радиационно-загрязненных территорий в прошлом году показали у 19 090 человек  (24,7%)  патологические изменения щитовидной железы.  Возможно ли медицинским путем выяснить, привела ли к той или иной болезни человека именно радиация?

– Если мы не знаем, какое количество радиации получил человек, сказать точно, является ли она причиной развития новой болезни, не можем.

– И как можно вычислить это количество?

– К сожалению, сегодня нет возможности измерить поглощенную дозу облучения каждого. Есть попытки найти в организме такие структуры, которые под действием радиации изменяются, и тогда  по этим изменениям можно было бы посчитать, сколько радиоактивной дозы  получил человек. Один из таких методов — хромосомные маркеры.  Дело в том, что в хромосоме появляются изменения, которые нельзя вызвать ничем, кроме радиации. Потому они называются радиационными маркерами. Выяснилось, что они в организме человека сохраняются  недолго. Чем больше времени проходит после облучения, тем меньше вероятности найти его следы.

В Брянской области представлены все радиационные зоны, которые прописаны в чернобыльском законе — зона отчуждения, зона отселения, зона проживания с правом на отселение, зона проживания с льготным социально-экономическим статусом.

– И все же многие боятся, например, есть и покупать овощи и фрукты из области.

– У нас в области сейчас невозможно набрать дозу радиации, которая вызвала бы медицинские последствия. Даже в тот страшный год она у нас не набиралась. В 86-м мы специально взялись и подсчитали, сколько грибов надо съесть человеку, чтобы спровоцировать реакцию организма на полученное облучение. Выяснили — пуд! 16 килограммов грибов! Вы представляете себе это? Ни от рыбы, ни от мяса диких животных, ни от грибов, взращенных на территории Брянской области, вы серьезно не пострадаете. Еще тогда приезжали физики к нам и говорили: «Ничего страшного не будет, не бойтесь!», — я тогда сам очень возмущался, не понимал, как такая катастрофа может пройти бесследно.

Но это не означает, что мы не должны  заботиться о здоровье жителей пострадавших районов, ликвидаторов. Мы обязаны делать это с особым вниманием.

– Какова сейчас средняя доза радиации по Брянской области?

– Нам важно вычислить индивидуальные дозы радиации. Увы, чаще все оперируют как раз средними дозами на населенный пункт. Я всегда удивляюсь, как можно делать такие заявления. Если, например, главный врач выйдет и скажет, что у него средняя температура по больнице в норме, то этому врачу нужно будет вызывать психиатрическую бригаду. Даже в одном населенном пункте картина получается очень пятнистая: в одной части поселения уровень  радиации высокий, в другой — низкий.

С 2011 года в области  принята программа «Преодоление последствий радиационной аварии на период до 2015 года». По этой программе в основном планируется завершение ранее начатых проектов: газификация, водоотведение и канализация пострадавших районов, а также достройка и оборудование роддома в Клинцах и детского онкогематологического центра в Брянске.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Виктор Толочко

comments powered by HyperComments
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Яндекс.Метрика